Тварь из Чёрной лагуны

Теперь, когда вы обратили внимание на этот материал, поговорим о фактических ограничениях прав участников при захвате контроля в их корпорациях (ООО, АО), которые могут принести существенные убытки. Их обход дорог, но способен привести к цели.

Афиша картины «Тварь из Чёрной лагуны» (1954)

Признаться, автор статьи – любитель кино с детства, равно как с детства знаком и с тонкостями юриспруденции. Попытаемся совместить две стихии и посредством одной аллегории выделим проблему в действующем законодательстве, перед которой бессилен суд. На первый взгляд.

Американская киностудия Universal в 1930-1950-е годы выпустила множество чёрно-белых классических ужастиков, объединённых в единую киновселенную о монстрах – «Дракула», «Франкенштейн», «Человек-невидимка», «Человек-волк» и множество других, оживающих в наше время в ультрасовременных римейках.

Особняком, зенитом серии, является «Тварь из Чёрной лагуны» (Creature from the Black Lagoon). Как и другие фильмы, она снята за небольшие деньги и отпугивает не столько омерзительностью главного чудовища, сколько эксплуатационным сюжетом. В этом трэше есть своё обаяние. Как в любом бульварном чтиве.

Судите сами. В дебрях Амазонки профессор, увлечённый девонским периодом палеозойской эры, находит останки пятипалой руки, больше похожей на плавник. Снаряжается экспедиция. Пребыв к месту событий команда понимает – древние существа могли обитать только в здешней Чёрной лагуне, откуда ещё никто не возвращался.

Юная подруга одного из участников экспедиции решает немного поплавать вокруг судна в смелом белом купальнике, когда на неё обращает внимание подводный Жаброчеловек, пожиратель офисного планктона. Девушка успевает освежиться и подняться обратно на борт, а вот остальным её компаньонам приходится несладко.

На этом торжестве кинематографа поставим точку и перейдём к юридическим делам.

Если вы являетесь участником корпорации (например, участником ООО или акционером АО), то обладаете достаточными полномочиями, позволяющими контролировать деятельность своей организации:
1) участвовать в управлении делами корпорации через созыв общих собраний;
2) получать информацию о деятельности корпорации, запрашивать её бухгалтерскую и любую иную документацию;
3) обжаловать решения органов корпорации, влекущие гражданско-правовые последствия;
4) требовать, действуя от имени корпорации, возмещения причиненных корпорации убытков;
5) оспаривать, действуя от имени корпорации, совершенные ею сделки по основаниям, предусмотренным статьей 174 Гражданского кодекса РФ или законами о корпорациях отдельных организационно-правовых форм, и требовать применения последствий их недействительности, а также применения последствий недействительности ничтожных сделок корпорации.

Для нас актуально полномочие участника по оспариванию сделок с применением последствий их недействительности. Упомянутая статья 174 ГК РФ позволяет предъявить иск в отношении определённой сделки, совершённой представителем или директором в ущерб корпорации, если другая сторона сделки знала или должна была знать о таком явном ущербе, либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях двух сторон. Как правило, после захвата контроля в корпорации вывод активов из неё и происходит с условием сговора двух сторон. Вернее сказать – лица, контролирующие корпорацию, являются конечными бенефициарами такой сделки.

Рассмотрим ситуацию из нашей практики. Трое бизнес-партнёров организовали общество с ограниченной ответственностью. От имени ООО взяли банковский кредит, приобрели основное имущество. Директором назначили партнёра №1 – автора бизнес-плана, хорошо разбирающегося в узкой отрасли. После того, как имущество было растаможено, оформлено и поставлено на учёт, молниеносно созвано общее собрание, и директором назначили партнёра №2, при поддержке партнёра №3.

Далее рождается договор купли-продажи основного имущества по цене в 10 раз ниже рыночной. Сломалась техника, бывает. Партнёр №1 не дремлет. Обратился в Арбитражный суд с иском о признании сделки недействительной, как причинившей убыток обществу. Суд исковые требования удовлетворяет, но отказывает в применении последствий недействительности в виде возврата имущества в организацию. Ведь контрагент успел перепродать его по цепочке, использовав приём, знакомый даже школьникам.

В этом месте и возникает пресловутая тварь из Чёрной лагуны. Она буквально выныривает из мутной хляби, хватает участника корпорации своей холодной, скользкой ластой, и стремительно уносит вдаль от заветной цели. Поскольку действующее законодательство не предусмотрело права участника на обращение с иском об истребовании имущества корпорации из чужого незаконного владения! Это в силах лишь её директора, как действующего без доверенности от имени организации, являющейся собственником имущества. Но помним, что директор сменил окраску и исполняет волю нового большинства.

Как гласит пункт 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», судам следует иметь в виду, что только собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен.

В рассматриваемой схеме участник корпорации оказывается изгоем, лишившемся имущества, выведенного из родной организации, и упущенной выгоды от его коммерческой эксплуатации. Но «круче» всего, что у участника нет права на линейную судебную защиту!

Однако, в силах участника следующие альтернативные варианты восстановления имущественных прав:
1) Взыскание убытков общества солидарно с директора и тех участников, которые одобрили сделку, в результате которой причинены убытки;
2) Исключение из общества тех участников, которые одобрили сделку, в результате которой причинены убытки, и возвращение поста директора;
3) Возбуждение процедуры банкротства общества, при которой полномочия директора переходят к арбитражному управляющему на стадии конкурса;
4) Заявление в полицию по факту совершения действий, в которых усматриваются признаки преступлений, предусмотренных как минимум статьями 159, 165 и 201 Уголовного кодекса РФ.

У каждого из указанных сценариев свои плюсы и минусы, достойные отдельного разбора. Но в той ли иной комбинации они позволяют вонзить трезубец в глотку обитателя Чёрной лагуны, и подобру-поздорову унести ноги из этого проклятого места, где закон заставляет предпринимателя испытать самые острые ощущения.

Мы приглашаем Вас на консультацию, и фирма обязательно защитит Ваши права!

С уважением,
Управляющий партнёр
Павел Кортунов

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

VKFacebookTwitterLinkedIn

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять