Разоблачение лже-адвоката – мошенника

Практикуя в уголовном праве, три года мы ожидали возможности опубликовать эту современную историю. Три года. Поскольку в правилах нашей юридической фирмы передавать общественности успешные способы защиты по результатам конкретных дел.

Сама история началась восемь лет назад, когда Ольга Владимировна Розенштейн, петербургская предпринимательница, мать шестерых детей, снискала в СМИ славу аферистки из-за возбуждения в её отношении уголовного дела. Его эпизоды вполне могли бы лечь в основу сценария для криминального детектива на НТВ.

За защиту взялся Евгений Михайлович Шеянов, принимавший страждущих в адвокатском бюро International Evroasian law Bureau OU на Лиговке (Лиговском проспекте Санкт-Петербурга). Это бюро являлось представительством Международной Евразийской Коллегии Адвокатов I.E.L.C. из Великобритании, которая, в свою очередь, имела офисы также в Таллине, Киеве, Бухаресте и Сан-Хосе (Коста-Рика) и оформляла второе гражданство всем, кому хотелось бы покоя и тишины в странах Центральной и Южной Америки. Помимо этого, бюро являлось представительством международного регистратора ICG TAXC LIMITED, предлагающего самые низкие цены на готовые и регистрируемые офшорные юрисдикции в укромных уголках мира.

Эта занимательная география была бы достойна пера Джона Гришема, если бы в действительности не представляла собой дешёвое бульварное чтиво в мягкой обложке. Выяснилось, что это один огромный айсберг из пенопласта.

К сожалению, разоблачение состоялось уже после осуждения Розенштейн О.В. Её «адвокат» оказался не только фейковым, но и ранее трижды судимым – за мошенничество, отмывание денег и совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов.

Используя поддельное удостоверение адвоката, человек с Лиговки, будто наследник тех, кто промышлял в этом когда-то самом небезопасном районе столицы Российской Империи, без стеснения заявлялся в правоохранительные и следственные органы и защищал обвиняемых по уголовным делам, чего категорически не имел право делать, поскольку нарушал их право на судебную защиту, провозглашённое в ст. 46 Конституции Российской Федерации.

Помимо официальной оплаты в 300 000 рублей по Соглашению об оказании юридической помощи, «адвокат» с регулярностью ежедневного полуденного выстрела пушки с Петропавловской крепости требовал у клиентки всё новые и новые суммы, угрожая реальным лишением свободы, невозможностью надлежащего лечения тяжёлого заболевания и разлучения с детьми. Остановился на цифре… в 6 000 000 рублей! Из них часть кэш, а остальное в виде долей в 5-комнатной квартире – единственного жилья семьи! Тогда лишь он почувствовал, что выпотрошил жертву до последней капли.

Так и было. На фоне первого шока и подавленной психики, подобный «деловой подход» казался неизбежной, вычурной данностью этого проклятого мира.

Но спустя некоторое время силы для сатисфакции нашлись. Начался отсчёт наших трёх лет. Тогда и вскрылась нелицеприятная правда: женщину, нуждающуюся в квалифицированной юридической помощи после задержания, попросту жёстко «развели», да ещё и в декорациях государственной системы. Чем-то это напоминает сюжет фильма «Не будите спящую собаку», иронично запечатлевшую авантюризм «кидал» начала девяностых. Разница лишь в том, что в кино плохой парень представлялся прокурором, а у нас адвокатом.

Удивительно, но для возбуждения уголовного дела хотя бы по ч. 3 ст. 327 Уголовного кодекса РФ (использование заведомо поддельного удостоверения, предоставляющего права) пришлось дойти до самого Александра Ивановича Бастрыкина, на личном приёме у которого удалось донести суть заявления потерпевшей. Много повидавший на своём веку, председатель Следственного комитета РФ приказал незамедлительно разобраться в происходящем, после чего к составу инкриминируемых преступлений добавилась ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере).

В этом месте ласковый медовый закат и побежавшие вверх титры ознаменовали бы классический хэппи-энд. Но нет. Для России в двадцать первый год двадцать первого века это слишком наивно.

Государственный обвинитель ухитрился развалить дело, в последний день судебного процесса переквалифицировав обвинение на ч. 1 ст. 330 УК РФ (самоуправство). И обвиняемый был освобождён в зале суда!

Техника этого теневого лайфхака заключается в следующем. Перескок с мошенничества в особо крупном размере на самоуправство даёт снижение срока привлечения к уголовной ответственности с 10 лет до 2. Учитывая, что к моменту провозглашения приговора прошло 2 года и 9 месяцев, уголовное дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Вернее, было бы прекращено, если бы мы не обжаловали его, как узаконенный беспредел.

Определением по делу №22-3058/2021 Санкт-Петербургский городской суд удовлетворил нашу апелляционную жалобу и отменил незаконное постановление Ленинского районного суда Санкт-Петербурга. Дело возвращено прокурору для предъявления обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В апелляции мы обратили внимание, в частности, на п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», согласно которого хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации.

Отдельно тонкой красной линией подчеркнули п. 26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 48, в котором указано, что от хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество (например, если лицо обратило в свою пользу вверенное ему имущество в целях обеспечения долгового обязательства, не исполненного собственником имущества). Только в этом случае содеянное образует состав самоуправства. Как мы видим, его не могло быть в этом уголовном деле, поскольку ни квартира, ни деньги потерпевшей никогда «адвокату» не принадлежали до того, как он ознаменовал чёрную полосу в её жизни.

Это ещё не конец, но герои этого лонгрида близки к развязке.

Сталкиваясь с подобными кейсами, задумываешься над философской справедливостью наказания за подобное преступление в прошлом. Будь оно совершено в раннем Средневековье, в соответствии с Русской Правдой мошенник был бы обращён в рабство, а имущество его подвергнуто разграблению. Наши предки абсолютно чётко считали, что тайное хищение имущества (татьба) свидетельствует о коварстве и низости лица, его совершившего, и разговор с ним должен быть короткий.

Приглашаем Вас на консультацию, и мы обязательно защитим Ваши права.

Справедливость здесь!
Павел Кортунов

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

VKFacebookTwitterLinkedIn

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять