Я – блогер!

«Я – блогер! Почему я должен кому-то что-то объяснять и доказывать?» С этого панча начал своё выступление в суде администратор сообществ в социальных сетях «ВКонтакте» и «Инстаграм», уличённый нами в распространении клеветы. Охотно ответим.

Павел Кортунов

Трогательный пассаж, произнесённый будто царской особой времён монархии, украсил собой заседание Арбитражного суда Северо-Западного округа. Его постановлением от 25.11.2019 г. по делу №А56-96718/2018 отклонена жалоба этой особы на судебные акты предшествующих инстанций, единогласно принявших сторону истца – нашего доверителя Надежды Росляковой.

О деле доктора Росляковой мы подробно рассказывали. На протяжении двух лет основатель и главный врач собственной сети центров медицинской косметологии добивалась признания недействительной и порочащей её деловую репутацию информации, распространявшейся в интернете недоброжелателями. И успешно добилась этого.

Теперь же остановимся на очень актуальной теме, затронутой в ходе этого судебного разбирательства – ответственности блогеров за свои публикации (на любых площадках – на сайтах, YouTube-каналах и т.п.).

По закону, только журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию; проверять её достоверность; защищать свои источники; излагать личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью. Журналист верифицирует информацию подобно тому, как нотариус удостоверяет документы.

А блогер – это обычный гражданин, не обладающий никаким специальным статусом и отвечающий за свои слова на общегражданских основаниях. Большинство раскрученных блогеров пропитались квази-журналистским авторитетом и выдают свои менторские суждения или оценки за открытые утверждения о событиях или фактах, будто бы имевших место в действительности. И откровенные фейки незаметно становятся правдой.

В отличие от настоящей прессы, блогеры не перепроверяют свои источники и не предлагают аудитории нескольких точек зрения. Все мы помним чудовищную трагедию с «Зимней вишней» в Кемерово, и ту волну паники, что была поднята блогерами, как выяснилось впоследствии. Пусть многие сделали это неумышленно, просто озвучивая слухи перед своей аудиторией.

Но если блогер взялся за умышленное распространение лжи – это проблема. Многие давно усвоили, что опровержению в суде подлежат только утверждения, и поэтому маскируют свои материалы, применяя «маркеры мнений» – обороты речи, превращающие их в личные суждения.

Спешим разочаровать до невозможности:

Мнение подлежит опровержению, как и утверждение!

(п. 6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утверждённого Президиумом Верховного суда РФ 16 марта 2016 года).

За соблюдением этого принципа следит ратифицированная Россией Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, на страже которой, в свою очередь, стоит Европейский суд по правам человека (тот самый ЕСПЧ).

Свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества».

Но осуществление этой свободы налагает ответственность и может быть сопряжено с определёнными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в целях защиты репутации или прав других лиц.

На одной чаше весов Фемиды – право человека на свободное выражение взглядов, но на другой – право человека на защиту чести, достоинства и деловой репутации.

Как следует из Определения Верховного суда РФ от 28.03.2018 г. по делу №305-ЭС17-19225, в решениях по делам «Лингренс против Австрии» от 08.06.1986 г., «Гринберг против Российской Федерации» от 21.06.2005 г., Европейский суд по правам человека, защищая право автора информации на оценочное суждение, указал на необходимость проводить тщательное различие между фактами и оценочными суждениями. Существование фактов может быть доказано, тогда как истинность оценочных суждений не всегда поддается доказыванию. Последние должны быть мотивированы, но доказательства их справедливости не требуются.

Когда суждение сводится всего лишь к оценке, пропорциональность его вмешательства в частную жизнь другого человека зависит от того, существует ли достаточное фактическое основание для опровергаемой оценки. Ведь даже если она субъективна, но не имеет под собой никакого реального базиса, то может быть чрезмерной, особенно с учётом того, что зачастую обладает эмоциональной окраской.

Если блогер в своём выступлении сообщает о противоправном или неэтичном поступке человека, то законом признаётся, что такое мнение носит оскорбительный характер, и за ним обязательно должно стоять настоящее событие, или обстоятельство, существование которого блогеру предстоит доказать в суде.

Вот и ответ на тот самый вопрос: должен ли блогер соблюдать закон и оправдываться перед героями своих постов? Да, как и каждый из нас. При распространении как мнений, так и утверждений.

В комедии «Наказывающий сам себя» древнеримского драматурга Теренция встречается крылатая фраза, описывающая тысячелетия наперёд: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».

Наш блогер ассоциировал себя с неприкасаемым Юпитером. Но оттого ему лишь больнее будет падать на землю.

Читайте по теме:
Отстаиваем доброе имя
Вирусный маркетинг конкурентов
Защита деловой репутации в интернете
Нападение чести, достоинства и деловой репутации

Приглашаем Вас на консультацию, и фирма обязательно защитит Ваши права!

С уважением,
Управляющий партнёр
Павел Кортунов

Понравилась статья? Сохрани в своей соцсети!

VKFacebookTwitterLinkedIn

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять